Пятница, 20.04.2018, 09:51

Приветствую Вас Гость | RSS
Людмила и Валентин Никора
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
О романах фэнтези [2]
О романах в жанре мистики и фантастики [1]
Наша поэзия [8]
Стихи Людмилы и Валентина, статьи о них
Ранние рассказы Людмилы [9]
рассказы Валентина [25]
Пародии [10]
Совместное творчество. Байки о старом Поккере
Неопубликованные статьи Людмилы Никоры [4]
Вредные мысли от Людмилы
Статьи Валентина Никоры (Волчонка) [3]
Думаю, пролистать удобнее, чем скачивать неизвестно что :)

Форма входа

Главная » Статьи » рассказы Валентина

Байты крови на маске

Я сам не раз мечтал переселиться в одну из своих любимых книг. Но мы оба знаем, что, когда мечта становится действительностью, все выглядит совсем по-другому.

Корнелия Функе «Чернильная кровь»

Позволь узнать, Геральт, чем вызван твой жемчужно-утробный смех? Позволь угадать… Врожденным кретинизмом? Э?

Анджей Сапковский «Башня ласточки»

Раздался грохот железной двери, тревожно звякнула музыка ветра. В прихожей кто-то запнулся о собственные ноги и с грохотом упал, судя по звукам, увлекая за собой вешалку со всем ее содержимым.

Белоголовый мужчина нажал «энтер», оторвался от экрана ноутбука и задумчиво потер переносицу:

— Лютик, ты что, продал свою лютню?

— Еще чего. – Раздалось сопение из коридора. — Я обиваю пороги издательств; можно сказать, печенью принимаю удары судьбы, дабы о твоих, между прочим, подвигах, узнал мир; а ты, неблагодарное ведьмачье, ик, отродье, того: не ценишь!

В меру упитанный мужчина в самом расцвете лет, на коленках вполз в комнату. На его щетинистом лице блуждала загадочная улыбка:

— А какая у них секретарша, ведьм, если б ты только знал. Нет, ну Йенифер вне конкуренции, это само собой. — Лютик перехватил сердитый взгляд белоголового. — Но там такие формы! Это что-то! И ты знаешь, друг, они здесь так одеваются, что прямо не знаю, как мужчины здесь могут жить, не находясь в состоянии э-э-э… интенсивного творческого напряжения. Да, именно так. И, в целом, хорошо, что этот книжник Сапковский дал почитать свои романы вслух.

— Я так не считаю. — Холодно обрезал ведьмак.

— Ну да, тебе бы только чудищ ловить и пугать их грохотом кастрюль. — Лютик задрал вверх голову так сильно, что опрокинулся на спину и сел. — Э, да ты, мил друг, в Интернете на сайте знакомств ошиваешься. Виверну на встречу пригласил? Это с тебя станется, да. Только они все здесь чокнутые. Ты думаешь, реальный зверь придет? Они как были безграмотными мутантами, творениями Хаоса, так ими и остались. Явится к тебе прыщавый юноша в толстых очках с улыбкой дегенерата. И что будешь делать?

— А не пора ли тебе отдохнуть от трудов праведных?

— Фи! – Лютик стащил с головы фуражку с золотым якорем, купленную полчаса на местном рынке, и швырнул ее в угол. — На том свете отоспимся… Хотя, мы, как бы, вроде на том свете-то уже, выходит, были. Экая метафора, василиск ее подери!

Ведьмак встал из-за стола и привычно помассировал коленку.

— Знаешь, Геральт, у них тут и никакого литературного вкуса нет. Мне заявили, что «Полвека поэзии» — это банально. И что поэмы, если они не Черного Менестреля, вообще читаться не будут. Им нужны пропаданцы, хм… и прочие засран… герои, а названия книг должны нести в себе интригу. И, главное, чтобы на страницах кровь и сперма лились рекой. Будто нам этого дерьма в жизни мало. А еще они предложили написать рецензию на фильм про местного менестреля Высоцкого, мотивируя тем, что тема модная и за нее платят. А за «Полвека поэзии» могут авансом выдать хорошего пинка под зад. — Лютик всхлипнул. — Ретрограды!

Несчастный поэт сделал над собой усилие и рывком поднялся на ноги.

— Да ты еще живчик, как я погляжу. – Геральт смотрел на друга с улыбкой. – А ты напиши им «Удар стилета, или дураки умирают от вольта».

— Книга должна начинаться на букву «П». — Продолжал возмущаться Лютик. — Можно подумать, у них тут издаются только «Поединки» и эти, как его, «Поттеры».

Поэт не смог удержаться на ногах, качнулся и упал, задевая ноутбук.

— Я везу лекарства Высоцкому! — Раздался женский голос из монитора.

— Так ты фильмы смотришь. Думаешь, что если нас сюда вычитали, обратно вглядеться в сериал про себя сможешь? Это – дудки. — Проворчал Лютик, делая бесполезные попытки подняться с пола. — Здесь волшебников перебили. Остались одни клоуны. И, это, чтобы кого-то куда-то вычитать, текст должен быть гениальным, хотя бы как у нашего с тобой Сапковского. А вот ежели, кто напишет, к примеру, что звезды сочились гноем и ненавистью, то есть большая вероятность появления вместо героев каких-нибудь глистов в корсетах, лихо отплясывающих польку.

Ведьмак хотел поставить фильм на паузу, но тут Лютик сказал:

— А ведь, пожалуй, мои стихи вполне могут ожить! — И заливисто захрапел, роняя голову обратно на пол.

— Неужели я был таким же? — Голос был хриплым и шел из-за спины Геральта.

Ведьмак отреагировал мгновенно. Он отпрыгнул в сторону, стараясь при этом не наступить на уснувшего друга, развернулся и выхватил из-за спины меч.

Перед ведьмаком стоял Высоцкий, но не живой, а тот ходячий труп из фильма с посмертным оскалом, застывшим на лице. Не было у этого человека творческой харизмы. Лишь в самой глубине глаз светилась тоска зомби, которого оживили, а душу в тело вложить забыли.

— Скажи своему другу, что на «П» лучше назвать «Прерванный полет». И успех не заставит себя долго ждать.

— Как ты оттуда вышел? — Геральт не дал обмануть себя показным добродушием. Перед ним стоял вовсе не менестрель этого странного мира, а представление общественности о поэте.

Да, похоже, Геральту удалось вызвать в этот мир фантом из кинофильма, но это ничего не меняло, ведь ему нужно было вернуться обратно, в знакомый и привычный мир.

— Я, знаешь ли, часть той силы, которая желает зла, но вечно совершает благо. — Высоцкий явно кого-то цитировал, а не читал что-то из собственных баллад. При этом он раскачивался на носках, словно Лютик.

И, все-таки этот киношный поэт был чудовищем, образованным, умным, но – не человеком и даже не эльфом. Его создали таким, прилепили ему имя и лицо, смонтировали ему голос. Но это был просто голем, живая кукла, обозленная на весь мир за то, что все вокруг видели в ней что-то другое, но не ее саму.

— Пошутили и хватит. — Ведьмак, не отрывая взгляда от гостя, вытащил из кармана флакончик со снадобьем. — Отправляйся обратно, с миром.

— Оно тебе не поможет, ведьмак. — Усмехнулся тот, кто был в образе Высоцкого. — Давно я хотел с тобой встретиться. А то подданные все уши прожужжали: «Всадник из Ривии то, Геральт се… Девки за ним табунами, а он весь состоит из принципов и заштопанных ран. Ходячая легенда не только всей Польши, а всего читающего мира».

И зомби выхватил прямо из собственной спины два бутафорских меча с желобками для крови и с зазубринами для рваных ран.

— Впечатляет. — Усмехнулся Геральд, опрокидывая в себя содержимое флакона.

Трансформация не заставила себя долго ждать. Лицо ведьмака исказила боль, зрачки глаз вытянулись, стали вертикальными.

Геральт ударил первым. Сделав винт, он рассек пустоту. Тот, кто был в личине Высоцкого, поигрывал мечами и ухмылялся:

— Ты, ведьмак, поди, и ноутбуку имя дал. Ну, как же без этого. Поди, это у тебя Плотва? А я, знаешь ли, даже не щука, а акула мирового шоу-бизнеса и мне вот откровенно до свечки зажигания, что люди будут смотреть: фильмы про Терминатора или Высоцкого, реалити-шоу «Дом-2» или «КВН». Пипл хавает и бабосы мне отстегивает. А все остальное – суета сует.

Ведьмак сделал подсечку. Высоцкий высоко подпрыгнул и оскалился:

— Что, сверхчеловеческая скорость не помогает? Так ты, милостивый друг явился в мир, где каждый второй герой, шутя, обгоняет самолеты, а если убивает врагов, то трупами, непременно заваливает три-четыре городских площади, и если спасает мир, то в самую последнюю секунду до мирового катаклизма!

— Клизма. — Согласился Лютик во сне. — Она хорошо прочищает. Особенно мозги издателям.

И чудовище в образе Высоцкого напало. Мечи замелькали лопастями вентилятора, от них даже пошел холодный воздух.

Клинки соперников со звоном скрестились.

Отступая, ведьмак кувыркнулся в воздухе, пытаясь в полете задеть врага, но удар был умело парирован. Увлекаемый инерцией, Геральт отлетел к стене, ударился и плюхнулся прямо на Лютика.

— Это безобразие. — Проворчал поэт. — Не дают поспать в собственном доме!

Геральт прыжком вскочил на ноги, но резкая боль сдавила колено. В глазах ведьмака потемнело.

Голос соперника изменился. Теперь это было змеиное шипение бронтозябры:

— И с откушенной ногой ты отправишься домой.

Это тоже была цитата из местной баллады, возможно, того самого прославленного Черного Менестреля, и в ней звучала неприкрытая насмешка.

— Герои, у которых остались принципы, мне в этом мире не нужны. — Шипение врага набирало силу и походило на древнее заклинание. — Я уже истребил благородство, вымарал его из современных книг, вырезал из всех новых фильмов, и тут вычитывают тебя! Кого они пришлют следом за тобой? Ланселота? Георгия Победоносца?... Ты жалкий книжный персонаж, как правильно заметил твой толстый друг: глиста в корсете устаревших правил, ходячий анахронизм, и тебе здесь не место!

Геральт ничего не видел от пронзившей его боли. Да, старые раны вечно напоминают о себе в самое неподходящее время, но слух ведьмака оставался все тем же чутким.

Мечи взметнулись над Геральтом.

И тут Лютик начал блевать, громко и смачно. Остатки праздничного обеда, сдобренные не одной бутылкой шампанского и разбавленные сверху отличной порцией темного пива, фонтаном вылетели изо рта поэта.

И вдруг тот, кто пришел в образе Высоцкого, страшно закричал.

Зрение вернулось к ведьмаку и то, что он увидел, навсегда изменило его мнение о поэтах и их шедеврах.

Блевотина Лютика достигла чудовища. Она заляпала ему штанину, она серной кислотой разъедала плоть призрака, по всей видимости, причиняя ему сильные страдания. Синее пламя охватило врага, и вскоре оно плясало, поднимаясь до самого навесного потолка, оставляя на нем подпалины и полосы копоти.

Лютик очнулся, смог сесть и с удивлением смотрел на пылающего человека:

— Ты, Геральт, даже здесь умудрился найти чудовище. Нет, ну ты неисправим. И что это за назгул, ик, тут корчится? И зачем было так-то уж конструктивно? Надо было меня разбудить, чтобы я почитал ему стихи, показал путь, ик, к Свету.

Магическое пламя погасло. На месте монстра стоял Высоцкий, но уже живой и растерянно крутил в руках свою посмертную маску:

— Что-то я не понял, а вы, вообще, кто?

— Нет, ну видели нахала? — Лютик брезгливо стряхнул с груди часть собственной блевотины. — Не признал солнце поэзии? Я – Лютик, единственный в мире поэт. А все прочие – жалкие подражатели и борзописцы. Где-то так, ик.

Высоцкий засмеялся, искренне, заразительно, запрокидывая голову назад.

— Да что я такого сказал? — Проворчал Лютик. — Правду, между прочим, и ничего, кроме правды.

Фантом Высоцкого взорвался, лопнул словно шарик, но раскаты его хриплого смеха все еще доносились из ниоткуда.

— И что это было? — Надул губы Лютик.

— Похоже, нас посетил дух Великого Пиара. — Скривил губы Геральт. — Конечно, он враг наших врагов, но и нам он не друг. Он враг всему, что не приносит ему прибыль. Мыслящая часть человечества, бесспорно, на нашей, с тобой, Лютик, стороне. И мы не друзья всего остального человечества, но зато мы враги его, человечества, врага, Великого Пиара.

У Лютика округлились глаза. Видно было, что он пытался ухватить смысл произнесенного, но путался в понятиях, точно школьник.

— И почему это ты сказал? — Наконец ворчливо фыркнул поэт. — Ты же просто отбираешь у меня хлеб. Это, ведьмак, просто не честно. А как звучит: Великий, я думаю, непременно Черный Пиар – не друг человечеству, но враг его врагов, то есть наш, то есть… Тьфу ты. Слушай, не мог бы ты все это повторить чуть-чуть попозже. — И Лютик снова повалился на пол, бормоча под нос: «О, враги, хоронитесь в оврагах! Я спою о врагах и о Варгах»!

Геральт же поднял посмертную маску Высоцкого. На этом слепке, изнутри запеклись капли черной крови. Ведьмак положил маску рядом с ноутбуком и подумал, что вот теперь-то он не станет спешить с возвращением домой. Похоже, в этом мире, и ему найдется местечко. И битва с чудовищами, порожденными уже не Хаосом, а человеческими страхами, только начинается. А он, Геральт, ведьмак из Ривии, никогда еще не бегал от чудовищ!


Отзывы читателей о «Байты крови на маске»:

Ссылка на сообщениеzmey-uj | 2012-02-18  

Тема: упоминается в тексте.

Герои Сапковского обсуждают нынешнюю реальность и конкурс ФЛР, потом появляется Высоцкий.

-- Великий, я думаю, непременно Черный Пиар — не друг человечеству, но враг его врагов, то есть наш, то есть… --

- в общем, всё ясно — еще один рассказ, написанный ни для чего — просто чтобы стало немного светлее в мире.

Ссылка на сообщениеstewra darkness | 2012-02-18  

Бред!

И еще требование написать рассказ на букву «П» напомнило некоторые реалии конкурса.))) Хотя, возможно, ассоциация и неверная. Есть же на самом деле «Прерванный полет». Однако, стебный треш, почему-то опять напомнил про конкурс. Ассоциации у меня такие. Неправильные.

И да, смешно было. Правда, кто там враг? Я так поняла, что фильм про «Высоцкого». А Геральт, типа никому не друг. Или не друг — Лютик? Вот с темой точно путаница.

 

Ссылка на сообщениеabSinThium | 2012-02-10

А меня улыбнуло. Отвлекся от рутинной работы. Даже блевотина настоящего писателя способна развеять в прах современный пиар — очень неплохая аллегория вышла. В общем, рассказ, конечно, трэш и пародийный бред, но бред вполне осмысленный автором и лично мне пришелся по душе

 

Ссылка на сообщениеplanzzz | 2012-02-08

Я не люблю пародии, неудачные фанфики и не смотрел фильм «Высоцкий». Идея «духа Пиара» высмеена (или возвышена) уже миллион раз, так что нового тут я ничего не увидел. Достаточно посмотреть фильмы Ромеро, где зомби символизируют общество потребления.

Есть конечно нечто оригинальное в этом трэше, и текст неплох...

Пожалуй, я просто не буду ставить оценку. Противно...

 

Ссылка на сообщениеРахметов | 2012-02-08  

Фух, как неаккуратно. Написать хорошую пародию (тем более с чужими героями) очень сложно.  Автор — не потянул, скатился в пошлость на первой же странице. Жалко, что уж.

 

Ссылка на сообщениеA.Ram | 2012-02-06

Отвечу автору на его языке: «Какая гадость! Какая гадость эта ваша заливная рыба!» (с)

 

Ссылка на сообщениеSwiD | 2012-02-06  

Ужасно. Лично меня привлекло название. Но, когда начал читать... %)

Ведьмак, зомби-высоцкий и блевотина лютика... Просто нет слов, чтобы описать мои чувства относительно всего этого безобразия

 

Ссылка на сообщениеSvet_laya | 2012-02-05  

Название... для меня скорее отталкивающее. Но читаю.

Увидев Лютика и Геральта, первым делом хочу закрыть и читаю уже через силу. Во-первых, от «Ведьмака» я отнюдь не в восторге, а во-вторых — ужжжжасно не люблю, когда треплют чужих героев. Всякие напоминания о КВН и «ДОМ2» и Высоцком и о чём там ещё не помню, тоже не прибавили симпатии. Автор поприкалывался, рада за него. Даже врага нашёл. Молодец. Но лично я утонула в блевотине Лютика

 

Ссылка на сообщениеskein | 2012-02-03  

Ведьмак Геральт против зомби-Высоцкого (он же дух Великого Пиара)...

 

Ссылка на сообщениеGodcatcher | 2012-02-01  

«В меру упитанный мужчина в самом расцвете лет» — ох, не люблю, когда в текст вживляют разнообразные цитаты, непонятно для чего.

На каждом конкурсе есть Рассказ, Высмеивающий Конкурс. Он стоит на третьем месте после Абсолютно Безграмотного Рассказа и Дикого Трэша Малолетки.

Обычно, восприятие текста зависит от того, в скольких сетевых конкурсах читатель уже успел поучаствовать и сколько из них пожюрить. Я много пожюрил, поэтому от пародий меня передергивает.

Текст, однако, довольно грамотный, веселый, а я стараюсь быть объективным. Эх

 

Категория: рассказы Валентина | Добавил: Нико-Ра (19.03.2012)
Просмотров: 228 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2018